Командорские острова.

На самом севере Тихого океана, между Чукоткой и Аляской, раскинулось холодное и туманное Берингово море. С юга это самое угрюмое и неприветливое из российских морей отделяет от безбрежных океанских просторов длинная дуга из более чем сотни небольших гористых островов, крайняя западная группа которых носит название Командорских. Имя свое они получили в далеком 1741 году, когда у берегов самого большого из них потерпело кораблекрушение судно «Святой Петр» командора Беринга. В честь этого славного капитана, погибшего здесь от цинги, и был назван остров.

Командорские острова, как и соседние с ними Алеутские, представляют собой вершины подводного хребта. Самая высокая из них поднимается на 751 м над уровнем моря и носит название горы Стеллера в честь зоолога и естествоиспытателя экспедиции Беринга, который совершил здесь целый ряд важных открытий. В том числе Стеллер впервые описал несколько неизвестных науке животных, среди которых и самого крупного из ластоногих зверей планеты — восьмиметровую морскую корову. Увы, уникальное добродушное млекопитающее было истреблено уже через 30 лет после открытия, и мы знаем его лишь по зарисовкам Стеллера.

Все острова этого архипелага имеют вулканическое происхождение. Берега их скалисты и труднодоступны, хотя местами здесь и встречаются песчаные пляжи. По сравнению с расположенной рядом Камчаткой ландшафт Командор поражает своей бедностью и невзрачностью. Впечатление скудости природы усиливается из-за преобладающей здесь пасмурной, дождливой и туманной погоды. Нижняя часть островов до высоты 200 метров покрыта лугами и зарослями кустарников, а выше на склонах сопок раскинулась унылая тундра. Эти затерянные в океанских просторах угрюмые клочки суши не знают ни зимних морозов, ни летней жары (в августе здесь плюс десять градусов, а в феврале — минус четыре). Однако острова самого восточного российского архипелага стали местом обитания множества интереснейших зверей и птиц, что с давних пор привлекало людей на их неприветливые берега. В наши дни на островах и в окружающих их водах водится целых пять видов млекопитающих и три вида птиц, включенных в международную Красную книгу, а еще 15 птиц занесены в Красную книгу России.

Всего в группе Командорских насчитывается 15 островов и с полсотни отдельных скал, но только два острова:

Беринга и Медный — можно считать относительно крупными. 250 км отделяют их от берегов Камчатки, и до плавания Беринга на них не ступала нога человека. В результате на островах сложился уникальный животный мир, до сих пор поражающий всех, побывавших на этом пустынном архипелаге. Впрочем, слово «пустынный» здесь не совсем уместно. Да, человека на Командорах встретишь нечасто. (На острове Беринга лишь один поселок, а на Медном и вообще бывают только пограничники.) Но звериное и пернатое население островов удивительно многообразно и многочисленно. Да и рыбы в реках и озерах, а также в прибрежной полосе моря водится немало.

В тундре, покрывающей склоны сопок в центре островов, обитает множество мелких грызунов — полевок, за которыми ловко охотится единственный на островах хищник — голубой песец. Порой его добычей становятся и появившиеся здесь вслед за человеком серые крысы. Надо сказать, что, в отличие от своих материковых собратьев, командорские песцы не довольствуются преимущественно грызунами. Во время нереста лососевых рыб они бродят по ручьям и, стоя на камнях, мастерски выхватывают зубами из воды здоровенных рыбин. На птичьих базарах песцы разоряют гнезда, закусывая и яйцами, и птенцами, а на лежбищах котиков и каланов нередко расправляются с детенышами ластоногих. Зимой же, когда побережье пустеет, этих хищников кормит море. Выброшенные на берег туши погибших сивучей и других тюленей, а иной раз и голубых китов, становятся «бесплатной столовой» сразу для десятков, а то и сотен хищных зверьков. В китовых тушах они выедают целые лабиринты ходов, неделями не вылезая из этих «мясных пещер». Не брезгают песцы и выброшенной на берег рыбой, и морскими ежами.

Птичьи базары — одна из главных достопримечательностей Командорских островов. На крутых скалистых участках берегов и особенно на отдельно стоящих в море скалах и островках гнездятся десятки тысяч чаек-моевок, кайр, бакланов, глупышей, топорков, чистиков и более мелких птиц с забавными названиями: конюги и качурки. В устьях рек встречаются прилетающие сюда на зимовку гаги, гуси-белошеи, утки и кулики. Из хищных птиц здесь можно увидеть сокола-сапсана, кречета и сову. А на склонах сопок изредка попадается тундряная куропатка.

Но главное, чем славятся Командорские острова — это гигантские скопления морских млекопитающих на его черных пляжах из базальтовой гальки и песка. Более трехсот тысяч различных ластоногих животных обитает на берегах Командоров, причем занимают они лишь прибрежные районы этих сравнительно небольших островов. (Самый крупный из них — остров Беринга имеет в длину 85 км, а в ширину около 40 км, а длина острова Медного лишь чуть больше 50 км при ширине всего 5 — 7 км.)

На низменных участках побережья островов располагаются лежбища самого крупного из тюленей — сивуча и более мелкого островного тюленя-антура. Здесь же располагаются самые маленькие из ластоногих — морские выдры (каланы) и сохранившиеся лишь в четырех местах на нашей планете уникальные звери — северные морские котики. Именно для их охраны территория островов в 1993 году была объявлена заповедником.

Образ жизни этих млекопитающих из рода ушастых тюленей до сих пор еще малоизучен. Они проводят на Командорах около полугода — с мая по октябрь, а в ноябре их лежбища постепенно редеют: ластоногие уплывают на зимовку к берегам Японских островов, чтобы следующей весной вернуться к родным островам и дать жизнь новому потомству. Интересно, что на зимовке котики практически не выходят на берег, проводя все свое время в море. Они даже спят на воде. При этом звери поднимают передний ласт и кладут на него задние, так что создается впечатление, что в море плавает причудливой формы кувшин с ручкой. В былые времена охотники радовались, завидев впереди множество «плавучих кувшинов». В наши дни морская охота на котиков запрещена, и ограниченный забой производится только на лежбищах. При этом из стада изымаются лишь молодые неполовозрелые самцы, так что поголовью котиков не наносится существенного урона, и число этих красивых и грациозных животных в последние полвека значительно выросло.

В семействе ластоногих котики известны как превосходные пловцы и ныряльщики, способные стремительно мчаться, выпрыгивая из воды, подобно дельфинам, а за добычей — осьминогами или рыбой — они могут нырять на глубину до 100 м!

Котики — гаремные животные. Каждый взрослый самец-секач обзаводится на лежбище гаремом из 30 — 40 самок и бдительно охраняет его от поползновений соседних секачей. Самцы — довольно крупные темно-бурые звери, достигающие двух с лишним метров в длину и 380 кг веса. Самки поменьше самцов и вырастают максимум до полутора метров, а весят около 60 кг. Шкура у них красивого серебристо-черного цвета. Надо сказать, что мех этих зверей считается одним из самых ценных в пушном деле, из-за чего они уже с XVIII века подвергались нещадному истреблению, став в наши дни редкими животными. Котики — одни из самых густоопушенных животных в мире. На один квадратный сантиметр кожи у них приходится до 50 000 волосков! Это позволяет им подолгу находиться в холодной воде, не испытывая от этого никаких неудобств.

На лежбище котики ведут себя по-разному. Самцы-секачи почти не покидают своей территории, лишь изредка спускаясь в воду, чтобы охладиться. Самки же, напротив, только первую неделю остаются возле детенышей, а затем проводят большую часть времени в море, возвращаясь на берег лишь для того, чтобы покормить потомство. Звуки, которыми оглашается котиковое лежбище в разгар сезона, очень своеобразны. Когда в первый раз подходишь к нему, особенно в тумане, трудно отделаться от мысли, что где-то впереди пасется огромное стадо: настолько голоса зверей похожи на мычанье и блеянье коров, коз или овец. Ученые, исследовавшие острова в XIX веке, писали, что овцы, привезенные сюда, были так поражены криками котиков на лежбищах, что часами стояли, как загипнотизированные, не смея приблизиться к стаду и забывая про пищу.

Секачи то мычат, совсем как коровы, то протяжно стонут. Они часто фыркают, сопят и издают почти свистящие звуки. Иногда они ревут, подобно львам, а изредка над лежбищем разносится их особый специфический звук — горловое трещание. Самки котиков то блеют, как овцы, то мекают, подобно телятам, то стонут, то издают трещащие гортанные звуки. А детеныши чаще всего тоненько блеют, как ягнята, а при испуге фыркают. Нередко котики кашляют, что связано с появлением у них в гортани или трахеях маленьких клещей, раздражающих горловой аппарат.

Ластоногие собратья котиков — сивучи, тюлени-антуры и каланы — живут на островах круглый год. Огромные сивучи (вес их самцов достигает тонны!) зимой в самые морозные дни собираются в тесные скопления, прижимаясь друг к другу, чтобы лучше сохранить тепло. В районах сивучиных лежбищ, где скапливается по нескольку тысяч зверей, создается даже особый микроклимат, чем пользуются зимующие на острове мелкие птицы — пуночки и крапивники, весело шныряющие рядом с пышущими теплом огромными тушами сивучей.

Труднее приходится зимой самым мелким и самым редким из ластоногих — каланам. Характерные для командорских зим сильные многодневные прибои затрудняют кормежку этих зверей, не способных противостоять напору волн, и заставляют их выходить отдыхать на береговые утесы. Порой они забираются довольно высоко, чтобы укрыться от брызг и спасти свой мех от намокания. К тому же за короткий зимний день эти зверьки не успевают вдоволь на-сытиться, и нередко ночуют полуголодными. (В отличие от котиков, отдыхающих днем и уходящих в море кормиться только в сумерки, каланы добывают пищу преимущественно в светлое время суток.)

Трудно приходится в холодную пору и зимующим на острове птицам. Впрочем, иные из них приспособились и умело используют особенности островов для выживания. Уже с ноября командорские озера покрываются льдом, в это же время встают и более или менее крупные речки. Но большинство небольших проток прикрывают сверху мощные снежные надувы, и под ними водотоки продолжают бежать к морю, словно в туннелях. В этих сравнительно теплых подснежных полостях обычно скрываются от ветра и снегопада оставшиеся на Командорах утки и крапивники.

Почти все животные на островах, от песцов до многочисленных птиц, прилетевших сюда на зимовку, тянутся в это время к морю. Здесь, среди выброшенных волнами водорослей, легче найти пищу в голодное время. На взморье можно увидеть тысячные стаи гаг и уток, вместе с которыми плавают также гуси-белошеи, лебеди-кликуны, кайры и конюги. На берегу можно встретить куликов, чаек, сов и соколов.

И только в конце января-начале февраля, когда все чаще случаются солнечные дни, радующие все живое, веселый посвист пуночки возвещает о том, что зима пошла на спад, и недалеко уже время, когда начнут таять снега, а на пустынных пляжах зазвучит многоголосая перекличка сивучей и котиков под аккомпанемент шумной симфонии птичьих базаров, доносящейся с окрестных скал...