Озеро Эльтон часть 1.

В низменном Заволжье, к востоку от Волгограда, на просторах прикаспийской полупустыни лежит самое большое и, наверное, самое красивое в этих краях озеро с древним восточным именем Эльтон. Когда подъезжаешь к нему с юга, со стороны зеленого городка Ахтубинска, прижавшегося к заросшим тростником волжским протокам, еще издали бросается в глаза гигантское бело-розовое зеркало этого водоема, раскинувшегося в сердце бурой безжизненной равнины. Словно огромная соляная линза, оно отражает блеск солнечных лучей, и у туриста невольно захватывает дух и забываются долгие томительные часы автомобильной тряски и припудрившая лицо и одежду каштановая пыль разбитого проселка.

Название озера происходит от искаженного казахского слова «алтын», что значит «золотой», и возникло оно не случайно. Заполняющий эту бессточную впадину северного Заволжья горько-соленый рассол — рапа, как ни странно, вовсе не безжизненно. Его в изобилии населяют простейшие организмы — жгутиконосцы, из-за чего рапа имеет розовый цвет. Но на закате солнца поверхность озера приобретает совершенно необычный, золотисто розовый оттенок, и зрелище это настолько прекрасно и незабываемо, что даже только ради этого удивительного закатного мазка солнечной кисти стоит побывать на Эльтоне.

Озеро имеет форму правильного овала и вытянуто с запада на восток на 15 километров при ширине около 10 километров. На дне его бьют соленые ключи, пополняющие запасы озерного рассола. Впадающие в озеро восемь небольших речушек тоже несут горько-соленую воду, поскольку питаются такими же ключами. Поэтому дно Эльтона, иссушаемого сорокоградусной летней жарой, устилает девятиметровый слой соли, над которой лежит тонкая прослойка рапы. Весной, когда тают снега, ее толщина доходит почти до метра, но к концу лета глубина водоема уменьшается до десяти, максимум двадцати сантиметров, и розовая чаша его окаймляется черной полосой жирной грязи, пахнущей сероводородом.

Эльтонская рапа и черный сероводородный ил обладают целебными свойствами, и вот уже сто лет здесь существует курорт, где успешно лечатся многие болезни. До революции даже петербургская знать предпочитала лечиться на заволжском чудо-озере вместо того, чтобы совершать дорогостоящие вояжи к Мертвому морю. Лечебным эффектом наделена и вода расположенного по соседству Сморогдинского минерального источника.

Озеро Эльтон лежит в неглубокой котловине с отлогими берегами среди плоской равнины. Лишь на востоке, в нескольких километрах от него, поднимается невысокий соляной купол, носящий гордое название горы Улаган (хотя высотой он всего в 67метров). Даже русла рек в этом засушливом краю почти не углублены, тем более, что большинство их наполняются водой лишь весной, а затем пересыхают, превращаясь в цепочку плесов с соленой водой.

В безветренные жаркие дни лета на поверхности озера можно увидеть удивительное зрелище: по розовой водной глади медленно плывут, чуть приподнимаясь над поверхностью рапы, белые соляные «лодочки». Это группы кристаллов соли, которые разрастаются снизу вверх и образуют своеобразные розетки или, скорее, перевернутые усеченные пирамиды с зубчатыми краями. Если разыгрывается волна, рапа заливается в «лодочки» и они погружаются на дно. Там маленькие кубики соли, из которых состоят розетки, продолжают расти, и тогда сростки кристаллов слипаются друг с другом, образуя на дне новый соляной слой — новосадку. Толщина слоя меняется от года к году в зависимости от количества дождей. В одно лето может образоваться лишь два сантиметра соли, а в следующее — все двенадцать.

В обильный осадками год реки приносят в Эльтон больше воды, и слой рапы тогда бывает в три раза толще, чем в засушливое время. Тогда случается порой, что ветер загоняет озерную рапу в устья притоков, значительно повышая их и без того высокую соленость. Иной раз такой рассол можно обнаружить в реке даже в двух километрах от озера. Причем, что самое любопытное, вода в притоках течет в этом случае как бы «в два этажа»: первый, поверхностный слой образован речной, более легкой водой, а ниже располагается придонный слой тяжелой рапы, соленость которой в несколько раз выше, чем у верхнего слоя. При этом температура воды в нижнем слое выше, чем наверху, поскольку в мелком Эльтоне летом рапа сильно прогревается, а попав в речку, долго сохраняет тепло.

Сильные осенние ветры подхватывают с гребней волн брызги рапы и далеко уносят их в степь. Поэтому почва на десятки километров вокруг озера буквально пропитана солью.

Но, несмотря на такие экстремальные условия, природа заволжской равнины по-своему интересна, и пытливый взгляд путешественника может увидеть здесь немало любопытного. Летом окружающая озеро полупустыня имеет своеобразный пятнистый облик. Дело в том, что поверхность ее не идеально ровная, а испещрена небольшими впадинами от метра до десяти метров в поперечнике и глубиной в 10—15 сантиметров. Весной в них скапливаются талые воды, и поэтому на дне их растут степные травы, такие, как ковыль. А на разделяющих впадины возвышениях обычно образуются солончаки, на которых выживает только черная полынь. Между солонцовыми участками и увлажненными углублениями располагается пояс сухолюбивых трав: белой полыни, типчака, житняка или романтика. Солонцы занимают примерно половину всей территории полупустыни, а остальная ее часть покрыта каштановыми почвами, которые при наличии влаги, то есть весной и осенью, покрываются зеленым ковром травы, охотно поедаемой верблюдами и прочим местным скотом.

Особенно ярок и жизнерадостен облик полупустыни весной, в марте-апреле, когда здесь цветут тюльпаны, гусиный лук и проломник. Летом же на фоне выгоревшей травы выделяются пышной зеленью только лиманы и падины — обширные, но неглубокие понижения рельефа, покрытые лугами. Лиманы весной заливаются бессточными речками, образуя временные озера. К началу лета вода высыхает и впитывается в почву, после чего начинается бурный рост лугового разнотравья. Местные жители обычно используют лиманы для сенокоса. Падины, в отличие от лиманов, никогда не соединяются с реками, и питаются только талой снеговой водой. Но это идет их почвам только на пользу, поскольку влага не проникает глубоко в грунт, и поэтому днища падин не подвержены засолению. В окрестностях поселков на них нередко устраивают огороды и бахчи.