SEVENCO.RU





Основное меню






Сергей Степанович Апраксин

Сергей Степанович Апраксин (1756—1827)

Красавец и богач Сергей Степанович Апраксин (1756—1827) был очень влюбчив и непостоянен в своих сердечных привязанностях, способен на пьяные разгулы с цыганами и крепостными наложницами. Он любил изящные искусства, имел великолепный домашний театр, устраивал роскошные вечера и балы. Женившись в 37 лет на безмерно любившей его 26-летней княжне Е.В. Голицыной, он не изменил свои привычки, без счета тратил деньги на свои удовольствия. Все дела в их семье была вынуждена вести его молодая жена, которая оказалась (как и ее мать) хорошим организатором и финансистом, а также мудрой супругой и матерью их троих детей. Именно Е.В. Апраксина успешно управляла делами в их усадьбе Ольгово, где она организовала даже ковровое производство. Несмотря на постоянные измены мужа, она не устраивала ему сцен ревности и брани, не утомляла упреками, а старалась быть в ровном настроении, хорошо выглядеть, год от года все лучше и лучше вела их имущественные, финансовые и бытовые дела. Усадьба Ольгово хорошела и процветала благодаря ей, полностью освободившей мужа от хозяйственных дел. С.С. Апраксин до старости оставался рабом своих меняющихся страстей (которые его умная жена умела не замечать), ценил свою мудрую и снисходительную супругу. Он в Ольгове в саду в честь жены приказал возвести беседку в виде древнего храма, где в середине на высоком пьедестале возвышалась мраморная статуя его супруги.

Сергей Степанович Апраксин

Состоятельные отец и сын Апраксины желали иметь в Ольгове роскошный дворцово-парковый ансамбль. С.Ф. Апраксин пригласил в 1786 г. в Ольгово итальянского архитектора Ф. Кампорези, который расширил усадебный двухэтажный дом, превратив его в шикарный дворец, заменил регулярный французский парк на пейзажный английский, площадью более 40 га, имевший большое число «затей» — беседок, гротов, обелисков, статуй и др. и несколько прудов. В одном из флигелей усадьбы был устроен крепостной театр. Хозяйская сметка владельцев усадьбы проявилась и в том, что здесь Ф. Кампорези руководил также строительством псарни и бумажной фабрики (не сохранилась). Усадьба Ольгово была одной из самых богатых и красивых в Подмосковье, славилась своим крепостным театром. Сюда с удовольствием приезжали в гости сановитые москвичи, в том числе поэт, князь П.А. Вяземский, поэт В.Л. Пушкин (дядя А.С. Пушкина), который и сам участвовал в ставившихся здесь спектаклях, а позже — князь Л.Н. Толстой и др. Еще одной отличительной чертой Ольгова было то, что был создан своего рода музей русского быта, его называли «бытовой повестью двух столетий». Владельцы усадьбы берегли и сохраняли вышедшие из употребления предметы бытового уклада.

Усадьбу Ольгово после 1917 г. национализировали. В ней несколько лет работал музей, но в 1926 г. его закрыли, что стало началом разграбления богатств усадьбы. Небольшую часть исторических и художественных ценностей отправили в г. Дмитров в музей, но и там часть из них украли. Одно время в бывшей усадьбе устроили санаторий, потом усадебные постройки передали совхозу.

Сергей Степанович Апраксин

От бывшей усадьбы Ольгово сохранились кирпичный двухэтажный дом в стиле раннего классицизма (XVIII в., вторая половина 1790-х гг. — капитальная реконструкция арх. Ф. Кампорези), флигели, жилые корпуса, круглая двухярусная кирпичная башня ворот (образец псевдоготики, вторая башня утрачена), хозяйственный комплекс, Введенская церковь (1751) с трехярусной колокольней (1828), парные обелиски при въезде в усадьбу, большой парк с прудами. В главном усадебном доме представляет наибольший интерес парадный зал. Зал был отделан деревом, искусно раскрашенным под мрамор. Со стороны парка дом имеет деревянный с крутым фронтоном шестиколонный ионический портик на цоколе с арками. Кирпичная Введенская церковь на дороге к селу — это храм типа «восьмерик на четверике» с боковыми приделами, папертью и колокольней в 3 яруса. Церковь построили в 1751 г. по заказу П.А. Соймоновой. Этот храм сохранился в художественной редакции XIX в. Сохранилось кирпичное одноэтажное усадебное здание рубежа XVIII—XIX вв., расширенное в 1894 г. в связи с его передачей Апраксиными учебному заведению: здесь открыли церковно-приходскую школу. Усадебный парк с прудами в разных уровнях является ценным образцом садово-паркового искусства рубежа XVIII—XIX вв. Из ранее многочисленных парковых сооружений сохранились только грот и сильно перестроенный павильон у Белого пруда.

К юго-западу от Икши находится бывшая усадьба Удино (основана во второй половине XVII в.). Сохранилась Покровская церковь (1789) с голосниками (создавались для улучшения акустики) в ее стенах. Интерес представляет усадебный парк XVIII—XIX вв., имеющий большую редкость в Подмосковье — аллею из сибирских пихт, а также пенсильванский ясень, высаженный группами, по несколько экземпляров в одном гнезде.

Сергей Степанович Апраксин

К северо-западу от Удина ив 18 км от Яхромы находится село Подъячево (ранее Никольское, Обольяново, Никольское-Обольяново). В усадьбу приезжали многие крупнейшие деятели русской культуры и науки, неоднократно здесь бывали Л.Н. Толстой и Д.И. Менделеев. Село Обольяново является родиной яркого крестьянского писателя С.П. Подъячева (1866—1934), в честь которого после его смерти переименовали усадьбу.

С.П. Подъячев родился в крестьянской семье. Он часто уходил на заработки. Эти странствия он описал в своих книгах. После 1917 г. Подъячев переехал на постоянное жительство в Обольяново и поселился в одном из флигелей усадьбы. В своих произведениях он описывает жизнь батраков, бедняков, рабочих. Его похоронили на местном кладбище; на его могиле установлен памятник. Сохранились деревянный двухэтажный усадебный господский дом в стиле классицизма (первое десятилетие XIX в.), кирпичные флигели, кирпичная Никольская церковь (1794), а также трапезная, двухъярусная колокольня и пейзажный парк (его регулярная часть — один из лучших в Подмосковье образцов садово-паркового искусства рубежа XVIII—XIX вв.).

В окрестностях Дмитрова и особенно вдоль дороги от Москвы к Дмитрову (или поблизости от этой трассы) много мест, где раньше были интересные своей историей, судьбой владельцев, архитектурно-художественными достоинствами усадьбы (см. о них в наших книгах «Подмосковье», «Усадьбы Подмосковья»), но теперь там, как правило, мало или почти ничего не сохранилось, увидеть там фактически нечего. Редким и ярким исключением является бывшая шикарная усадьба Марфино на южных подступах к Дмитрову, находящаяся недалеко от границ Дмитровского и Мытищинского районов (на территории Мытищинского района). Эта усадьба не похожа ни на одну другую, она до сих пор поразительно красива, ее усадебный дом напоминает древний рыцарский замок, С.П. Нодъячео у своей избы в селе Обольянове, хороша плотина-мост (но она начинает разваливаться без должного ухода), прекрасны фонтаны, спуск к пруду, украшения-грифоны, парковые беседки и даже памятник барской любимой собаке. Судьба этой усадьбы и ее историко-архитектурные и ландшафтные достоинства столь интересны и велики, что Марфино, знакомство с его природными и архитектурно-художественными богатствами может быть целью отдельной поездки, но для начала хорошо даже просто взглянуть на главные марфинские прелести — основные исторические постройки, пруд с островом, живописный парк.

Первые сведения о селе Марфине на р. Уче датируются XIV в. У этого места всегда были знатные хозяева, в том числе боярин II.Ф. Вельяминов, тысячник (главнокомандующий вооруженными силами Московского княжества), в 1698—1714 гг. воспитатель Петра I — князь Б.А. Голицын, с 1728 г. — графы Салтыковы (в том числе с 1729 г. — П.С. Салтыков, ставший со временем фельдмаршалом и главнокомандующим Москвы), в конце XIX в. — 1917 у. — графиня С.В. Панина, уникальная «красная графиня».

Сергей Степанович Апраксин

Хотя в XIV в. — 1728 г. владельцами Марфина были представители знатных родов, не все из них имели чистую репутацию — собственную или своего рода. Так, род бояр Вельяминовых после смерти последнего тысяцкого Василия Вельяминова и решения великого князя Московского Дмитрия Ивановича в 1374 г., что тысяцкому на Москве больше не бывать, невероятно умалил свой авторитет, значимость. Сын умершего В. Вельяминова — Иван Васильевич — полагал, что после смерти отца он станет тысяцким — главнокомандующим, но этого не произошло. И.В. Вельяминов предал московского князя, сбежал в Орду, собирался осесть у недруга московского князя — тверского князя. Изменника поймали, в 1379 г. ему в Москве отрубили голову. Это была первая всенародная казнь знатного боярина в России; так что в прошлом были времена, когда действительно наказывали богатых, знатных, высокопоставленных мерзавцев. Потом началась иная практика, о чем свидетельствует и жизнь другого владельца Марфина — князя Б.А. Голицына (хозяин этой усадьбы в 1698—1714 гг.).