Ладожское озеро часть 1.

Просторная гладь озерной шири... Замшелые валуны на опушке соснового бора, подступившего к самой воде. Бесчисленная россыпь скалистых островков, поросших лесом, и древний монастырь в глубине извилистой бухты. Могучий лось, зашедший до колен в воду, чтобы напиться, и гордо запрокинувший голову навстречу восходящему в тумане солнцу... Все это — Ладога.

Огромное озеро, самое большое в Европе, раскинулось на площади величиной с пол-Швейцарии у самого края Балтийского щита — гранитной макушки Русской равнины. С юга на север протянулось оно на двести двадцать километров, а в ширину достигает восьмидесяти. Почти тысяча кубических километров воды хранится в его озерной чаше — втрое больше, чем в соседнем Онежском озере. Причина этому — большая глубина Ладоги: местами она превышает двести метров!

Нечасто встретишь у нас в России озеро, берега которого так разнообразны. Северо-западное побережье — скалистое, изрезанное глубокими узкими заливами, чем-то напоминающими норвежские фьорды в миниатюре. На десятки метров поднимаются над водой гранитные и гнейсовые громады утесов, поросших соснами. Заливы (или, по-местному, «губы») и выходы из них на озерный простор усеяны сотнями мелких, но высоких каменистых островков — шхерами. Их на озере более шестисот, но более или менее крупных всего пять-семь: Риек-калансаари, Мантсинз саари, Лункулансаари, Кильпола, Валаам, Коневец.

Многочисленные островки шхер всегда возвышенны, скалисты и покрыты сосновым лесом. Когда плывешь по озеру, они возникают на горизонте, как взъерошенные ежи. Почти все острова жмутся к северному берегу, лишь Валаамский архипелаг раскинулся ближе к середине озера.

Самый большой остров этого архипелага знаменит своим древним монастырем, основанном новгородцами еще в XIV веке. Скалистые берега не слишком большого острова Валаам (его размеры — шесть на десять километров) круто, почти отвесно, опускаются в воду и уходят на полтораста метров в глубину. С северной стороны в Валаам врезается Монастырская бухта, в которую ведет длинный, узкий и глубокий проход между скалами. Здесь и располагается святая обитель. Вокруг главного острова рассеяно еще с пол сотни мелких, но не менее живописных островков. На многих из них в давние времена были построены уединенные монастырские скиты, где проводили дни в затворничестве святые старцы-монахи.

Уже с XV века Валаамский монастырь получил широкую известность на Руси. В православном мире его уважительно называли «Северным Афоном». Тысячи паломников и просто верующих ежегодно посещали обитель: летом — приплывая сюда на монастырском пароходе, а зимой — добираясь к острову на санях по льду Ладоги. Среди них было немало выдающихся деятелей русской культуры, посвятивших Валааму целый ряд своих произведений. Здесь написал не одну картину певец романтического пейзажа, мастер светоносной кисти Архип Иванович Куинджи, здесь создал свои знаменитые «Зимние грезы» Петр Ильич Чайковский. На ладожском пароходе, по пути на Валаам, начинается действие одной из самых лучших повестей Лескова — «Очарованный странник».

Не забыт Валаам и в наши дни. Уникальная красота архипелага: бронзовые мачтовые сосны на гранитных куполах скал и многочисленные памятники старины привлекают сюда множество туристов, а в последние годы, после возвращения монастыря Русской православной церкви, на Валаам, как в былые времена, потянулся и поток паломников.

Другая ладожская «знаменитость» всероссийского масштаба расположена в том месте, где из вытекает полноводная Нева, прокладывающая путь к Балтийскому морю. Еще в XIV веке новгородцы построили на каменистом островке у истока этого важного водного пути крепость Орешек. Немало славных страниц вписала в русскую историю эта озерная цитадель, стоявшая на границе новгородских и шведских земель. Многократно отражавшая приступы шведских войск, неприступная крепость на острове трижды перестраивалась, и к концу XVI века могучие стены и башни ее грозной твердыней окружили весь остров. Такой предстает она нашим глазам и сегодня, спустя 400 лет.

С начала XVII века Орешек отошел к Швеции, но уже менее чем через сто лет русские войска под предводительством Петра I вернули его России. Гордый этой победой русский император дал крепости новое имя — Шлиссельбург (Ключ-город), подчеркивая этим ее значение, как главного «сторожа» водного пути по Неве. Но уже с екатериниских времен неприступный замок, окруженный ладожскими водами, стал использоваться в качестве тюрьмы для особо важных преступников. Здесь закончил свои дни проживший в заключении больше двадцати лет император Иван VI Антонович, взошедший на престол в годовалом возрасте и свергнутый уже через год придворными гвардейцами. В числе других знаменитых узников Шлиссельбурга — издатель-просветитель Новиков, декабристы Пущин и Кюхельбекер, народовольцы Вера Фигнер, Морозов и Лопатин. В крепостном дворе был казнен за подготовку покушения на Александра III А. Ульянов.

А в годы Отечественной войны крепость в течение трех лет выдерживала натиск немецких войск, охраняя подступы к знаменитой «Дороге жизни», связывавшей блокадный Ленинград с Большой землей.

Стоит упомянуть еще об одном необычном острове, на этот раз в южной части озера. Это маленький островок Сухо — единственный в своем роде остров искусственного происхождения. На его месте находилась прежде опасная мель, немало досаждавшая капитанам ладожских судов, и в XVIII веке по приказу Петра I на отмель насыпали каменных глыб, соорудив рукотворный остров, а на этой насыпи возвели маяк, который служит судоводителям до наших дней.

Северо-восточный берег Ладоги — совсем иной. Здесь он ниже, скалы перемежаются песчаными участками, а к северу от устья реки Свири на добрую сотню километров протянулся пятидесятиметровой ширины пляж с дюнами, поросшими сосновым лесом.

Юго-западные и южные берега озера тоже низкие, но покрыты галькой и валунами. Здесь кое-где встречаются заросли камыша и тростника, поскольку эта часть Ладоги — самая мелкая.

С давних пор, еще с IX века Ладожское озеро входило составной частью в важный торговый маршрут — «Путь из варяг в греки». Уже тогда у впадения в озеро реки Волхов возникло поселение под названием Ладога. В XII веке здесь была сооружена каменная крепость, дошедшая до наших дней. Интересно, что само озеро до XVIII века никогда не именовалось Ладожским, а носило название Нево. Лишь позднее Ладожская крепость дала свое имя озеру.

Поселение и крепость, носящие ныне название Старая Ладога, расположены на правом берегу Волхова, в нескольких километрах выше его впадения в озеро. Населенный пункт на важном торговом пути упоминается в летописях уже в 922 году в связи с гибелью легендарного князя Олега. Описанный Пушкиным эпизод смерти князя, укушенного змеей, согласно преданию, случился именно здесь. Вот как рассказывает об этом старинная летопись: «Иде Олег к Новугороду и оттуда на Ладогу... и уклюни его змия в ногу и с того помре, есть могила его в Ладоге».

Более восьмисот лет высятся на левом берегу Волхова мощные стены и грозные башни крепости, заложенные еще в начале XII века новгородским посадником Павлом. Внутри могучей твердыни и в ее окрестностях сохранилось несколько древних храмов, самому старому из которых — церкви Георгия — тоже не менее восьми веков. (По мнению некоторых исследователей, он сооружен даже на сто лет раньше самим Ярославом Мудрым).

На протяжении почти шести веков отражала Ладожская крепость нападения врагов, надежно охраняя северные рубежи Руси. Недаром Борис Годунов подарил ее жителям колокол с надписями: «Ладоге оплоту государства моего» и «Ладожанам за усердную службу». Лишь после окончания Северной войны при Петре I Старая Ладога утратила свое оборонительное значение. И ныне ее пережившие века стены и башни воспринимаются просто как напоминание о бурных событиях, происходивших на берегах Ладожского озера.

Зимой огромная чаша воды замерзает не сразу. Образующиеся по краям озера забереги постепенно затягивают его поверхность, но даже в середине января Ладога покрыта льдом лишь наполовину. Окончательно застывает она только в десятых числах февраля. В процессе ледостава ветры не раз взламывают лед, превращая его ровную поверхность в нагромождение ледяных обломков и целых льдин. Высота образующихся торосов достигает пяти-шести метров, а у маяка Сухо — даже двадцати пяти метров! Яростный хаос громоздящихся ледяных глыб производит жуткое впечатление.

В конце марта лед начинает таять, но полностью вскрывается озеро лишь в начале мая. И потом еще целый месяц ветры и течения гоняют льдины по озеру. Часть льда выносится рекой Невой в Финский залив. В это время (обычно в начале мая) в Петербурге наблюдается второй ледоход. (Свой, невский, проходит здесь еще в апреле.) Жители города, в эту пору уже зеленого и весеннего, толпами высыпают на набережные и с интересом наблюдают за величавым движением потока льдин, заполняющего Неву от берега до берега.

А на Ладоге в майские дни начинается судоходство. От истока Невы, где высятся мрачные стены крепости-тюрьмы Шлиссельбурга, по озеру к устью Свири и по ней к Онежскому озеру проходит оживленный судовой путь. Буксиры, баржи и туристские теплоходы идут из Петербурга к Петрозаводску и Кижам, на Белое море, к Соловецким островам, и на Волгу — по каналу Волго-Балт, мимо древнего Белозерска к Рыбинскому водохранилищу.